Тайна исповеди

Отец Алексий сидел за перегородкой и уже минуты три слушал сбивчивое дыхание Айвена. Наконец, шумно вздохнув, тот заговорил.
— Я грешен, святой отец. Я узнал тайну, которую могу поведать только вам. Скоро, возможно через неделю, возможно позже, город этот будет лежать в руинах. Землетрясение, ужасное землетрясение поглотит его вместе со всеми жителями…
— Откуда ты знаешь, сын мой? – взволновано спросил Алексий.
— Знаю. Неважно откуда. Я не могу вам этого открыть.
— Но как же так! Ты должен предупредить…, — отец Алексий судорожно сглотнул и вскочил на ноги.
Сейчас он убедит Айвена идти спасать горожан, сейчас…. Но за тонкой перегородкой никого не было.

Вот уже битый час Алексий ходил кругами по своей комнате. Мысли путались, и он начинал сомневаться, была ли эта злосчастная исповедь на самом деле. Что делать? Он не имеет права раскрыть тайну исповеди. Ни при каких обстоятельствах, иначе всё, чему он посвятил свою жизнь — напрасно. Единственное, что он может сделать, это разыскать Айвена и поговорить с ним ещё раз…

В доме бакалейщика было тихо. Странно, каждый раз, когда Алексий проходил мимо, оттуда раздавался весёлый детский смех: помимо Айвена, у Эндрю и Лидии было ещё пятеро детей.
Толкнув входную дверь, Алексий зашел в гостиную. Эндрю сидел в кресле, уронив голову на руки, а хозяйка, завидев священника, бросилась к его ногам.
— О, святой отец, такое горе, такое горе… Как хорошо, что вы пришли…
— Что случилось, Лидия? – растерянно спросил Алексий.
— Айвен, мой мальчик…
— Да, он был…
— Он умер!!!
— Что?! – Алексий побледнел и, схватив Лидию за плечи, заорал: — Когда?
— Вчера! Мы получили письмо…, – сквозь рыдания воскликнула женщина.
— Не может быть… Неправда…, — священник схватился за дверной косяк. В ушах зашумело, и, чтобы не потерять сознание, он выбежал прочь из дому…

Последующие дни были самыми ужасными в жизни отца Алексия. Он стоял перед выбором, который сводил на нет всё то, что казалось до сих пор великими достижениями. Ни целибат, ни сохранение чистоты своих помыслов, ни аскетичная жизнь, не шли ни в какое сравнение с тем, что Алексий должен был преодолеть теперь.
Перед его глазами словно было две чаши весов: на одной – его верность церкви, на другой — предупреждение не то призрака, не то демона о грядущей опасности. День и ночь он молился, рассуждал вслух, вновь молился, но так и не пришёл ни к какому решению.
Пятничным вечером, исхудавший и уставший, он вышел из церкви и окинул взглядом город, мирно дремавший у подножья холма, на котором Алексий когда-то воздвиг храм.
— Хорошо, правда? — звонкий голос заставил священника вздрогнуть. Молодая розовощёкая женщина стояла рядом и улыбалась. Алексий кивнул.
— Вот смотрю на эту благодать и понимаю, — продолжала женщина, — что с чистыми душами, да ведомые таким человеком как вы, мы можем быть спокойны за день грядущий.
Алексий вгляделся в лицо собеседницы. Доброе, счастливое, почти ангельское… О чём он думал?! Вот он, выбор. Не может быть ничего дурного в этом месте, нет здесь грешников. Ему померещилось, или, быть может, это испытание для его веры? Да-да, конечно! Это было испытание, искушение… Но он выстоит. Он не отступится никогда, ради спокойствия прихожан, ради мира в своей душе, ради тех небес, которым он возносит свои молитвы…

А ночью была буря. Алексий ворочался в кровати, пока не осознал, что холм, на котором стоят его дом и церковь, дрожит, будто земля перестала быть твердью. Перепуганный священник выбежал босой, в пижаме, на крыльцо и в ужасе упал на колени.
Клубы дыма, обволакивающие город, местами прорезали вспышки пламени, и в грохоте рушащегося камня тонули крики людей. Алексий молил небеса только об одном – чтобы этот кромешный ад поглотил и его душу.
Но время шло, а он всё ещё жил. Грохот и крики стихли, дым рассеивался, и в лучах хмурого рассвета священник увидел фигуру, поднимающуюся на холм.
— Что же ты, святой отец, — покачал головой Айвен. – Я ведь предупреждал…
— Как же так? – Алексий поднял на него воспалённые глаза. – Тайна исповеди… Я ведь выстоял! За что?! В этом городе нет ни одного грешника!
— Как нет? – Айвен грустно усмехнулся. – Есть один. Ради того, во что ему проще верить, он пожертвовал тысячами жизней…

Утренняя проповедь была безнадёжно сорвана. Всё, как обычно — залитая солнечными лучами церковь, праздная толпа прихожан… Но отца Алексия нигде нет.
Когда потерявшегося нашли, он сидел на крыльце, глядя прямо перед собой, и что-то невнятно бормотал, раскачиваясь из стороны в сторону. Как неуместно, жалко и страшно выглядел обезумивший священник на фоне цветущей вокруг жизни… Его самого, впрочем, это мало беспокоило. Перед глазами Алексия были дымящиеся руины, поглотившие его разум.
— Я же думал, это ангелы и демоны говорят со мной, испытывают меня, — бормотал он. – Я думал, мне явились посланники небес и демоны из самой тьмы…
— Явились? Хм…. В каждой душе, — тихо отвечал Айвен, — живут и ангелы, и демоны. Кто-то чаще слышит одних, кто-то других…
— В чём же моя вина? – простонал Алексий.
— Ты так и не понял, кто есть кто…

(с)neonflowerneonflower

Запись опубликована в рубрике Чужое с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Тайна исповеди

  1. Лиля говорит:

    Да, поучительный рассказ.Даже печальный.

  2. dema говорит:

    Фигня какая-то… Не было тут никакой тайны исповеди..

  3. grenfish говорит:

    Рассказ хороший, талантливо написан и с душой!

Добавить комментарий