Трудовик

Первый трудовик, что был у нас в пятом классе, был клевый. Помню фамилия у него была Чубенко, а вот имя и отчество забыл. Дмитрий Юрьевич, чтоль. В 128 школе преподавал. Классный был дядька. Юморной, добрый, справедливый. Если видит, что кто то нарушает ТБ или балуется — мог и мячиком резиновым зарядить. А за сильные косяки на перемене одевали боксерские перчатки и мутузились с ним от души. Он конешн, не всерьез, а мы отрывались на полную. Советы давал прикольные, мол если холодно и руки мерзнут — грейте на яйцах. Они всегда теплые. За поделки, скалки и толкушки, что мы своими кривыми руками точили из деревяшек, он платил деньги, копеечные, но нам было прикольно. Как зарплату. Мы думали, что он их куда то продает. Но мне кажется он их из своего кармана.

Потом я сменил школу, т.к. переехал, а вот в другой школе трудовое обучение преподавал форменный мудак. Больших ебланов я по жизни не видел наверное ни разу. Собственно предмет, как его задумывали создатели, практически отсутствовал. К станкам и какому-либо более менее сложному оборудованию, да что там оборудованию, нормальному инструменту, он никого не подпускал даже близко, даже поглядеть на него не позволял. А вся наша деятельность с 7 по 9 классы на уроках труда сводилась, в общем то, к нескольким простым действиям с разной поебенью.

1. Зубрежка поебени.
Ну вот натурально, давал он всем, например, инструкцию к штангенциркулю ШЦ 1 и надо было ее выучить наизусть. Дословно. Или инструкцию к сверлильному станку. А потом ему сдавать. Самая дичь в том, что этот задрот сам эти инструкции знал наизусть дословно.

2. Сбор поебени.
«Труды» обычно были с утра и занимали не то три, не то четыре урока подряд. И нас часто любили отправлять за металлом. Ну то есть, натурально — валите и найдите что угодно. Не найдете — два. Найдете… А там смотря что найдете. Учитывая, что школьников много, а территория которая была доступна для обхода все же ограничена временем, то очень быстро все, что можно было утащить силами двух-трех школьников было стащено в кладовые школы. Осталось только прочесывать разные дворы организаций и без палева пиздить все, что плохо лежит. Потом я догадался взять с собой из дома ножовку и мы с друганом быстро начали добычу детских городков. Благо отпилить их или отломать было несложно, они и так были в расхераченном состоянии почти все.

3. Полировка поебени.
Тут все просто. Из того говна, что мы натащили с окрестностей он варил какие то хреновины, которые потом становились то лавочками, то защитой батарей в школе, то еще каким-то инвентарем. Затем их надо было отполировать до блеска. Школьникам выдавались напильники, обычно личные — это вид напильника, если кто не знал. Средняя насечка. А иногда и драчёвые — с крупной насечкой, впрочем от личных они по своим характеристикам не отличались ничем. Да они, блядь, от куска арматуры не отличались ничем. И этими нихера не пилящими напильниками мы эту поебень шлифовали. Или, если шлифовать было нечего, делали молотки из костылей — гвозди которыми шпалы прибивают. За три года еженедельных занятий я умудрился отшлифовать три стороны этого костыля, чтобы придать ему форму молотка. Качество работы он оценивал не по поверхности, т.к. там и электронным микроскопом не разглядишь изменений. А по количеству стружки. Если удалось за урок надрочить хоть немного металла с злосчастного куска поебени, то молодец, хорошо поработал. Я тему быстро просек и перед сдачей щеткой-сметкой, они кстати тоже были характерные, практически без ворса вообще, наметал из углов стружки и посыпал под своими тисами. Результат гарантированный!

4. Покраска поебени.
Когда сварная поебень была тщательно зачищена до зеркального состояния несколькими волнами школьников, ебашившими над ней в течении пары месяцев, надлежало ее покрасить. В какой-нибудь блевотно розовый цвет. Для этого каждому школяру давалась уебищная, облезлая кисть и выдавалась краска, в пластиковой майонезной баночке, примерно по 3мм краски на дне. Эту краску следовало тоооонким претонким слоем размазать по полированной поебени.
Помню, Илюха, не бывший на первом уроке покраски, и не слышавший ценных указаний этого мудилы касательно покраски, лихо зачерпнул кистью краску и широким жестом вмазал в констркцию… Визг трудовика было слышно наверное даже на другом конце школы. Он еще минут десять исходил на говно и орал на чувака, что тот тупорылый идиот и всю краску сейчас переведет на говно…
А еще мы, тогда восьмиклассники, участвовали в покраске стен школы. На тех же «Трудах». Чем красили не помню, но разводилась она ацетоном и 646 растворителем. На два этажа выше от нас, в блоке младшекласников, от запаха краски случилась массовая рвота и пара обмороков. Мы же были бодряком и кричали входящим, чтобы закрывали плотней дверь, ибо кайф уходит. Красили также, тооонким слоем. Из тех же майонезных баночек, в которых налили уже по сантиметру краски. Ладно хоть кисточки были нормальные.

Закончив девятый класс я свалил из этой говношколы в технарь. А на последок, когда мы забрав документы, шли по коридору на выход с пацанами, то увидели что каморка трудовика не заперта. В классах никого нет, а сам он только что прошел мимо нас наверх… План родился мгновенно, тут же послали цепи пацанов на стрём во все концы, а дальше самые способные, ну в смысле кто мог вот прям щас и от души… нассали ему в его чистовые туфли, хорошо так, заполнив их до верха, да качественно обоссали чистую одежду, что висела в том же шкафчике. Как вспомню, так на душе радость :)

К чему я это вообще вдруг вспомнил? Да просто нам завтра вроде как должны подогнать станок ТВ4, те самые, школьные, к которым нам даже подходить этот мудень не разрешал.

Запись опубликована в рубрике Вечный Студент, Добрый мальчик с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

5 комментариев: Трудовик

  1. teleghost говорит:

    А моего трудовика звали Михал Василич, и по понятным причинам между нами он был Потап. Полноватый, невысокий ростом, но зато своим подбородком напоминал победоносного маршала Жукова. И хотя школа была средней, но находилась в особой, так сказать, экономической зоне. Так что кого попало там не было, но и ответственность была о-го-го. Вот и Михал Василич не был случайным трудовиком. Сперва он тщательно обучал нас правилам техники безопасности. Делал он это весьма креативно, превращая нудную дисциплину в настоящий перформанс, так что даже щетка-сметка удостоилась отдельного скетч-шоу. Травматизм был недопустим вообще, за это Михал Василич не только бы поплатился теплым местом, но и попал бы в тюрьму, сразу и надолго. Так что следил он за нами так, что даже предпосылки к косякам прерывались громогласным командирским «СТОП!», которое потом сократилось до «ХОП!»: это был приказ на останов всех работ и машин. Своей генеральской мастер-кнопкой отключения питания Михал Василич воспользовался, по-моему, единожды, когда кто-то пропустил «ХОП». Да и любил он нас по-отечески, наверное. Вот и для обучения токарному станку применил блестящий инженерный компромисс. Изучив устройство ТВ-4, мы сперва практиковали на них… деревообработку. До меня как-то дошла гениальная простота этого решения. С одной стороны, быстровращающийся металл на ТВ-4 ошибок не прощает – в лучшем случае это запоротая деталь или убитый резец, коих Михал Василичу было жалко. Да и кому было бы не жалко? Но и подпускать нас на дерево к СТД-120М тоже было стремно, там нужен другой уровень концентрации и крепости пальцев, чем у одиннадцатилетних отпрысков советской элиты. Я себя к ним, кстати, не отношу, а в компанию эту попал просто по счастливому билету.

    • hshhhhh говорит:

      > Но и подпускать нас на дерево к СТД-120М тоже было стремно, там нужен другой уровень концентрации и крепости пальцев, чем у одиннадцатилетних отпрысков советской элиты.

      Почему? Нас, вроде бы, класса с 6 пускали работать резцами на токарных по дереву и это было крайне весело и я не помню чтобы кто-нибудь вообще пострадал несмотря на всю ту херь что мы делали.

      А вот к ТВ нас так и не подпустили ни разу. Но это было связано с личностью трудовика. У нас было два трудовика в двух мастерских: металл и дерево. И мы полгода ходили в одну, а полгода в другую.

      • DI HALT говорит:

        Тоже помню на том самом СТД-120М надрачивали колотушки разные в 6 классе.

      • ViNT говорит:

        В этом есть некоторый смысл — резец там не закреплен, рука при некоторых операциях в непосредственной близости от детали, а если совсем накосячить — может и деталь выскочить, или резец хорошо так подпрыгнуть. А еще там обычно (у нас, по крайней мере) все заканчивалось шлифовкой путем прижатия наждачки рукой к детали — тоже не совсем безопасная операция. Хотя тоже, как помню, начинали именно с этих станков, и вроде обходилось без травматизма. У нас была другая проблема — вечная нехватка заготовок. Грубо говоря — на самый минимум по программе заготовку дадут, а дальше, если хочешь еще что-то выточить (а это было интереснее, чем что-нибудь пилить, например) — тащи свою заготовку.

  2. Олег говорит:

    Прошло почти 40 лет, точнее лет 36-38 со времени моих уроков труда. Работали в основном с металлом, что-то точили напильниками, что-то вырубали зубилом, потом точили напильниками и т.д. Был случай, два одноклассника дрались на напильниках высекая искры, тут заходит препод, такого обращения с инструментом он перенести не смог, схватил что-то первое попавшееся под руку и метнул в сторону «фехтовавших», хорошо ни в кого не попал. То на школьном дворе лежали доски, и мы по дурости забивали в них гвозди, я тогда так и не понял, почему препод так злился на нас за это и орал (доски ждали пило рамы, может даже не для нужд школы). В классе 6 или 7, мы все труды, из металла делали какие-то детали, нас даже пустили за токарный станок, вытачивали маленький валик. Потом оказалось, что мы делали плечики для рубашки, или вешалку по иному, папа увидев посмеялся над исполнением, но плечики заняли почетное место в шифоньере, на них висела моя школьная форма. Были несколько кривые, но как на них ничего не испортилось от ржавчины…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.